Александр и Юлия Самедовы: Ждем третьего – мальчика…

Футбол. Чемпионат мира. ЧМ-2018.  19 июня 2018 года. Санкт-Петербруг. Сборная России. Россия - Египет - 3:1. Александр САМЕДОВ Фото Александр Федоров, "СЭ"

В московском парке «Сокольники» «Сирень» цветет 12 месяцев в году. И все благодаря полузащитнику сборной и «Спартака» Александру Самедову. Нет, он не сотворил чуда цветоводства – так называется его ресторан. Для футбольных людей приятные неожиданности в нем начинаются уже с порога. Едва переступив его, они попадают в мини-музей, на стенах которого развешаны фотографии с до боли знакомыми лицами. Вот улыбающийся экс-динамовец Андрей Воронин, ныне курсирующий между Украиной и Германией. Рядом, во всем празднично-белом счастливая чета Погребняков. Поодаль Юрий Жирков с очаровательной супругой Инной. Еще на вас приветливо посмотрят Лоськов с Павлюченко. А в центре пестрит красно-белыми цветами телеэкран, на котором победными голами кует себе чемпионство «Спартак». И вот уже кадр со счастливо вскинувшим руки хозяином заведения Александром Cергеевичем Самедовым. Вот к нему и его верной спутнице жизни – голубоглазой Юлии – и заглянул я, чтобы на сей раз поговорить обо всем, кроме футбола.

«Да я вообще не знала, что он футболист»
Александр Львов: Узнав о нашей встрече, одна читательница попросила меня узнать, как выйти замуж за футболиста. Юля, может, поделитесь секретом?
Юлия Самедова: Если честно, то у меня нет на этот счет никаких секретов.
А.Л.: Тогда, быть может, расскажете, как складывались романтические отношения между вами и Александром?
Ю.С.: Все произошло по воле случая в одном из московских ресторанов, куда каждый из нас пришел провести время. И в какой-то момент мы с Сашей случайно встретились взглядами.
А.Л.: Мороз по коже! А потом он пригласил на танец?
Ю.С.: Именно так все и было.
Не удивили. Такие яркие джигиты, как Александр, обожают блондинок с голубыми глазами.
Александр Самедов: Сначала я с полчаса набирался смелости и лишь после этого подошел познакомиться. Танец уже был потом.
А.Л.: Не представляю, как такое может быть? Вот, допустим, со мной бы сидела девушка, и вдруг к ней подходит знакомиться какой-то небритый парень. Да я бы его сразу убил!
Ю.С.: Он тогда еще бороду не носил.
А.С.: Это был 2004 год. Мне только исполнилось 19 лет, и о бороде я даже не думал.
А.Л.: Самое время влюбляться для спартаковского дублера!
А.С.: Почему же дублера? Я уже в основе играл.
А.Л.: А Юля об этом знала? Может, с дублером она бы и танцевать не пошла.
Ю.С.: Да я вообще не знала, что он футболист.
А.Л.: А когда узнала, что из «Спартака», то сердце сразу растаяло?
Ю.С.: Только не из-за этого. Мечты выйти замуж непременно за футболиста у меня, в отличие от вашей читательницы, не было. К тому же тогда я еще не знала, что Сашина профессия такая сложная и в ней столько подвод­ных камней. И поняла все это только со временем.
А.Л.: А как ухаживал футболист Самедов? Цветы дарил?
А.С.: Скажу сразу – я не романтик. Но внимание оказывал, приглашал девушку в разные места.
А.Л.: В какие? Не в Политехнический же музей?
Ю.С.: До этого, слава богу, не доходило. Ходили в те места, где бывала молодежь, – кафе, рестораны.
А.Л.: И как долго это продолжалось?
Ю.С.: Полгода. А потом начали жить вместе.
А.С.: И как видите, по сей день продолжаем это делать.
А.Л.: А Юля сразу же стала ходить на матчи или только после загса?
Ю.С.: Сразу. Хотела быстрее понять, к чему готовиться в жизни с футболистом.
А.Л.: Но уже тогда чувствовала, что этот парень с большим будущим?
Ю.С.: Я всегда в него верила. Это сейчас все знают, кто такой Самедов. А тогда он был только в начале пути. И те, кто думает, что муж-футболист – гарантия славы и денег, сильно заблуждаются. Мне это никогда в голову не приходило. Мы просто влюбились друг в друга и жили этим счастливым состоянием, не зная, какие нас еще впереди ждут трудности.
А.С.: А их хватало. В 2005 году я пришел в «Локомотив», и это было не самое простое для меня время в футболе, даже сказал бы – тяжелое. В тот момент я очень нуждался в поддержке. И Юля это понимала.

«На свадьбе гости в воздух не стреляли»
А.Л.: Можно считать, что это был самый тяжелый момент в вашей семейной жизни?
Ю.С.: Непросто было и в начале, когда мы еще были молодыми и не имели жизненного опыта. А в момент, о котором Саша говорил про «Локомотив», у него была настоящая депрессия.
А.С.: Но по большому счету самым большим испытанием стало то, с чем мы столкнулись при рождении первого ребенка.
Ю.С.: Тогда у меня начались преждевременные роды. А Саша на сборах. И к такой ситуации ты никак не можешь оказаться готовой – ни морально, ни физически. Нам было по 25 лет, и мы просто не ожидали, что можем оказаться один на один с такой бедой. Спасибо родителям и близким, которые пришли на помощь. Но слава богу, все обошлось. И у нас растет чудесный парень.
А.Л.: Давайте лучше о приятном. На вашей свадьбе, как принято на Кавказе, гости в воздух стреляли?
А.С.: К счастью, до этого не дошло. Все происходило в одном из ресторанов на Ленинском проспекте. Много гостей, друзей, родственников.
А.Л.: А кто выступил в роли свидетелей?
Ю.С.: Их не было. Просто мы расписались за неделю до свадьбы, которую решили сыграть после возвращения наших друзей Ромы Павлюченко, Димы Сычева, Рината Билялетдинова, Димы Торбинского.
А.С.: Они были на чемпионате Европы с Гусом Хиддинком, и нам очень хотелось, чтобы ребята тоже порадовались нашему празднику. Мы даже дату свадьбы переносили два раза, поскольку не предполагали, что они до полуфинала дойдут.
А.Л.: А в вашем ресторане кто-то из друзей праздновал свадьбу?
А.С.: Паша Погребняк четыре года назад. Грандиозное шоу получилось! Его супруга Маша родилась в этом районе, вот они и решили в «Сокольниках» отпраздновать.
Ю.С.: Они приехали к ресторану на шикарной белой карете. Была группа «Руки вверх!» и куча других знаменитостей. А какой фантастический торт подавали гостям в тот вечер! Пели, пили, смеялись, танцевали…
А.Л.: По кавказским обычаям первое и последнее слово в семье всегда за мужчиной. В вашей интернациональной семье так и есть?
Ю.С.: Мы стараемся все решения принимать совместно. Я никогда не делаю чего-то, не согласовав с Сашей. И он поступает точно так же, учитывая мое мнение.
А.С.: Иногда, правда, возникают трудности, поскольку я нахожусь в постоянных разъездах. Тогда какие-то бытовые проблемы Юле приходиться решать самостоятельно.
А.Л.: А если, к примеру, жена хочет купить норковую шубу или, ничего не говоря, идет и покупает ее. Как тогда?
Ю.С.: Я же говорила, что свое желание всегда согласую с Сашей…
А.Л.: «…но поступаю по-своему»?
Ю.С.: Что вы, у нас такого не бывает. (Оба смеются.) Я всегда стремилась к классическому стилю.
А.Л.: А что такое классический стиль? Я надеюсь, майка и джинсы, в которых Александр прибыл на встречу, к этому стилю не относятся?
А.С.: Конечно, нет. Это casual – свободный стиль, но не спортивный. По молодости я уделял одежде больше внимания. А сейчас отношусь к этому попроще.
А.Л.: Когда Юлия активно начинает обновлять свой гардероб, не возникает тревожная мысль, что она хочет еще кому-то понравиться?
А.С.: Это не наш случай. Но то, что женщины хотят всегда красиво выглядеть, вполне естественно.
Ю.С.: Согласитесь, что при таком красавце-муже и я должна выглядеть соответственно. Представьте, что мы выходим в свет: Саша в костюме при галстуке, а я в джинсах и майке. Народ не поймет.
А.Л.: От моды перейдем к бизнесу. В свое время у Егора Титова была парикмахерская, Овчинников когда-то вкладывал деньги в строительство. А откуда у вас взялась идея с рестораном?
А.С.: Сам не знаю, почему, но у меня была давняя мечта открыть ресторан. И когда появилась возможность сделать это в «Сокольниках», мы сразу же дали согласие.
А.Л.: Я знаю, что до этого на Красносельской был ресторан у братьев Комбаровых, которые затем разочаровались в этом бизнесе. Как-то они сказали, что для его успешного продвижения надо находиться в нем 24 часа.
Ю.С.: Они правы. Но мы изначально выбрали другую концепцию. Поскольку наше заведение находится на территории парка, то было решено сделать акцент на том, чтобы к нам могли приходить посетители с детьми. И пока родители проводят время за накрытым столом, молодое поколение играет в специально отведенной для этого комнате.
А.Л.: Сами придумали или кто-то подсказал?
Ю.С.: Был такой человек. Но в плане дизайна, управления в основном работали наши предложения. «Сокольники» – семейный парк. И к нам приходят, чтобы отметить дни рождения детей, близких, погулять на природе.

«Никто нас не кошмарит»
А.Л.: Сейчас очень модны рестораны со спортивным уклоном, где собираются поболеть футбольные и хоккейные фанаты. Не было желания продвигать еще и эту тему? Тогда можно было бы назвать ресторан на футбольный манер – «КДК», «Палата по разрешению споров» или «Договорняк».
Ю.С.: У меня лично не было. И потом, с такими названиями можно открывать только пивные.
А.Л.: Помнится, в 1960–1970-х годах на этом месте стояло стеклянное кафе с таким же романтическим названием «Сирень» – в простонародье «Стекляшка». И в ней раз в месяц, в день зарплаты, собирались спартаковские футболисты отметить этот праздник. Свидетелем одного такого застолья и мне посчастливилось быть. Мощно гуляли кумиры! А сейчас футболисты к вам захаживают?
А.С.: Не часто, но бывают. У меня вот времени посидеть здесь не всегда находится. Чаще приходят те, с кем мы дружим.
Ю.С.: Вот Вася Березуцкий к нам собирается.
А.Л.: Отметить завершение карьеры в сборной?
Ю.С.: Нет, семейное событие отметить. А так больше из «Локомотива» ребят бывает – стадион-
то совсем рядом.
А.Л.: Говорят, нынешнее поколение футболистов не пьет потому, что времени на это нет – они деньги считают.
А.С.: Шутка принимается. На самом деле, наверное, другое время настало, чем прежде, когда здесь в «Стекляшке» зарплату отмечали. Видимо, профессиональней к делу относиться стали.
А.Л.: А может, потому, что сейчас мода на кальян? Вы пробовали, что это такое?
А.С.: Было дело. Так, ничего особенного – меня не зацепило.
А.Л.: Гус Хиддинк вообще кальян за нарушение режима не считал. Вон перед Словенией ребята покурили и выиграли. А как вы к матчам готовитесь?
А.С.: Накануне ужин легкий – овощной салат, рыба или курица. То же самое и в день игры. Завтрак и обед по расписанию.
А.Л.: Меню сами заказываете?
А.С.: Нет, этим занимается медицинский штаб. В основном это курица, макароны, рыба. Если вечерняя игра, могу прилечь вздремнуть. Но чаще всего хватает ночного сна.
А.Л.: Вернемся к ресторанным делам. Владимир Путин как-то дал команду перестать кошмарить малый бизнес. Как выполняется наказ президента? Санэпидемнадзор, пожарные, налоговая не достают? Или вы все вопросы с ними за столом решаете?
А.С.: Никто нас не кошмарит. Так что без застолья с ними обходимся. У нас все согласно нормативным требованиям. Мы народ законопослушный.
А.Л.: Тогда поставим вопрос по-другому. Недавно полиция опечатала одно заведение, требуя у хозяина скидочных карт. Чтобы сделал бы в такой ситуации Александр Самедов: а) позвонил бы министру МВД Колокольцеву и как бывший динамовец попросил бы защиту? б) обратился бы как игрок сборной к вице-премьеру Виталию Мутко? в) попросил бы Леонида Федуна (председатель совета директоров ФК «Спартак». – Ред.) дать взаймы и откупился?
А.С.: Все-таки пошел бы к Леониду Арнольдовичу Федуну. Уж он бы что-нибудь придумал.
А.Л.: Другая проверка на быстроту реакции. Представьте, что арбитр Еськов, который удалил вас с поля в матче с «Локомотивом», погулял в вашем ресторане, а потом сел бы за руль. В ГАИ сообщили бы?
А.С.: Обязательно!
А.Л.: Какой из российских ресторанов, естественно, кроме собственного, произвел на вас неизгладимое впечатление? Тот, в котором вы познакомились?
А.С.: Был момент, который невозможно забыть. Связан он с посещением одного московского рыбного заведения, которого уже нет. А тогда мы решили заказать лобстер. Перед тем как отправить на сковородку, нам принесли показать его сырого и назвали цену – 49 000 рублей.
А.Л.: В обморок не упали?
А.С.: Нет. Только вздрогнули. Но задний ход давать не стали – неудобно. Ждем ровно час. Наконец человек пять выносят на подносе этого лобстера в свечах и окутанного азотом. И вдруг вся эта красота взрывается – огонь, дым! Тут же подбегает администратор, извиняется и говорит, что шеф-повар уже начинает еще одного лобстера готовить. Мы руками замахали – мол, спасибо, спасибо, нам одного хватило. Слава богу, что все живы остались. И бегом на улицу.
А.Л.: А как же 49 000?
Ю.С.: Мы их ресторану простили. Вот такой салют с фейерверком за счет заведения получился. (Смеется.)…

Полный текст можно прочитать в № 8 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год