Александр Василевский: профсоюзы – за социальный диалог и достойный труд

ERIC0690В 2019 году исполняется ровно 100 лет с момента создания Общероссийского профсоюза работников жизнеобеспечения. Его предшественником был профсоюз муниципальных работников, Первый Всероссийский съезд которого состоялся 7 мая 1919 года в Москве. Сегодня это Общероссийский профсоюз работников жизнеобеспечения. О прошлом, настоящем и будущем профсоюза мы побеседовали с его председателем Александром Василевским.

– Александр Дмитриевич, мы сейчас с вами находимся в очень интересном здании…
– Да, в историческом. Это здание Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов (ВЦСПС). Здесь работали председателями ВЦСПС известные в годы российских революций исторические личности: Григорий Евсеевич Зиновьев и Михаил Павлович Томский, будущие председатели Президиума Верховного Совета СССР Николай Михайлович Шверник и Василий Васильевич Кузнецов, будущий Секретарь Московского горкома КПСС, член Политбюро ЦК КПСС Виктор Васильевич Гришин. Изначально здание проектировалось для Международной Ленинской школы – специального учебного заведения коммунистов-интернационалистов, где должны были готовить кадры для продвижения мировой революции.
По первоначальному замыслу на территории комвуза должны были разместиться общежитие, клуб, стадион и главный учебный корпус. Однако началась другая эпоха – время монументального классицизма, сталинского ампира. После распада СССР и последовавшего роспуска ВЦСПС в здании разместилась Федерация независимых профсоюзов России.

«Все началось с конки»
– Кстати, о профсоюзах… В этом году исполняется 100 лет с момента создания в нашей стране первого профсоюза муниципальных работников? Расскажите о предпосылках создания этой организации.
– Все началось… с конки. Был такой транспорт, предшественник трамвая. По рельсам катился вагончик с пассажирами, который тянул конь. Отсюда и название – конка. Одно из первых больших депо для этого транспорта располагалось в Москве между Лесной улицей и Миусской площадью. Впоследствии на этом месте было организовано первое трамвайное депо, многие здания которого сохранились и сегодня. Во время революционных событий 1905 года именно здесь создаются первые объединения по профессиям в сфере коммунального хозяйства. Тогда лидеры трамвайщиков, водопроводчиков, трубочистов, банщиков, дворников и многих других профессий впервые предъявили организованные экономические требования своим хозяевам и попытались оформить свой профсоюз официально. Но зарегистрировать объединение рабочих в те годы царская власть не позволила.
I Всероссийский съезд проф­союза муниципальных работников состоялся только 7 мая 1919 года. Он и положил начало будущему Всероссийскому союзу работников коммунального хозяйства. В съезде тогда приняли участие 154 делегата от более чем 80 тысяч членов Союза из 21 города России. Наш профсоюз последовательно развивался, количество его членов постоянно увеличивалось. В 1924 году его переименовали в Союз работников коммунального хозяйства СССР. А в 1957 году он был объединен с проф­союзом работников местной промышленности и получил новое название – профсоюз рабочих местной промышленности и коммунального хозяйства. Свое нынешнее название проф­союз обрел в мае 2005 года, став Общероссийским профессиональным союзом работников жизнеобеспечения, председателем которого я являюсь с 1995 года. Сегодня профсоюз объединяет порядка 410,2 тысячи человек, среди которых 394,7 тысячи наемных работников, 3,8 тысячи учащихся и 15,5 тысячи бывших работников отрасли и пенсионеров.
– А сколько в те времена насчитывалось членов профсоюзов?
– По всему Советскому Союзу их было свыше 80 млн. Самый крупный профсоюз был в сельском хозяйстве – около 20 млн человек. В нашем профсоюзе состояло свыше 8 млн трудящихся, и тут есть над чем задуматься! В советское время было просто невозможно не быть членом профсоюза. Человек устраивался на работу и через профком организации сразу же подавалось заявление в профсоюз. И это было правильно, потому что советская власть таким образом сплачивала коллективы. Делаем это сегодня и мы. Главное в этом процессе, конечно же, коллективные переговоры, вовлеченность в них профсоюзных активистов, которые формируют обстановку в трудовом коллективе. Но есть и другие не менее важные составляющие – с помощью них формируется коллективизм, который всегда был характерной чертой российского общества. Совместно с объединениями работодателей мы устраиваем конкурсы профессионального мастерства среди рабочих ведущих профессий, среди предприятий ЖКХ за звание «Лучшая организация по эффективности работы», за звание «Самый благоустроенный город России», а также спортивные состязания, смотры художественной самодеятельности. Организуем профессиональные праздники, новогодние елки. Территориальные организации вывозят детей работников ЖКХ на Кремлевскую елку. В этом году профсоюз совместно с работодателями будет отмечать 370-летний юбилей жилищно-коммунального хозяйства России. Занимаемся мы этим потому, что сплоченный коллектив – одна из важнейших составляющих успешной работы профсоюза. Члены такого коллектива, где есть проф­союз, как правило, не спешат его покидать, что уменьшает текучесть рабочей силы. Есть и много других преимуществ! Исследования Всемирного Банка подтверждают, что «…высокая степень охвата профсоюзным членством ведет к более низкому уровню неравенства в заработках и может улучшить функционирование экономики (в форме более низкой безработицы и инфляции, более высокой производительности труда и более быстрого приспособления к потрясениям)». А вот в некоторых современных организациях стараются, наоборот, разобщить людей в соответствии с очень древним правилом: «разделяй и властвуй». Вместо этого всем нам не мешало бы как следует перечитать историю и сделать соответствующие выводы для себя: к чему такой подход может привести? Нужны ли России новые потрясения и революции?

«Дали возможность попробовать»
– Александр Дмитриевич, с чего начался ваш трудовой путь? Почему вы выбрали именно эту профессию?
– Мне всегда нравилось взаимодействовать с людьми, заниматься оргмассовой работой. Еще в школе был секретарем комсомольской организации, после окончания института год прослужил в Советской Армии. В наше время ведь как было: не служить в армии считалось недостойным для мужчины. После пошел работать в свой родной институт учебным мастером. Это была должность чуть выше лаборанта и немного ниже ассистента. Там очень не хватало работы с людьми, поэтому однажды я решился пойти в партком института и попросил поддержать мою кандидатуру на выборах председателя студенческого профсоюза. Конечно, все тогда удивились моей настойчивости, но дали возможность попробовать. Тем более что в студенческой профсоюзной организации возникали периодически проблемы – «низкий моральный уровень молодых строителей коммунизма», – тогда это так называлось. По-другому говоря, случались драки, нарушение режима проживания в общежитии, проблемы с качеством питания в столовой. Всем этим как раз и должен был заниматься студенческий профком. Сейчас смешно, конечно, некоторые моменты вспоминать. Организовывал рейды в общежитии, боролся за нравственность. Одна девчонка-студентка венчалась в церкви, и у нас был поставлен вопрос об исключении ее из института – такие были времена. Но я за нее тогда заступился, и из института ее не выгнали. Потом, в столовой студентов плохо кормили, я тогда нашел решение – предложил ректору ходить туда обедать, после этого все как-то изменилось в лучшую сторону.
– Много ли в прошлом нашей страны было такого, что сегодня воспринимается совсем по-иному?
– Тогда совсем другое время было. Председателем студенческого профкома я пробыл несколько лет, потом меня избрали в местком Московского технологического института. А это уже работа с профессорско-преподавательским составом. Это совсем не простая публика, я вам доложу! Примерно как в театре: «террариум единомышленников». Я там сумел продержаться два года. Параллельно занялся наукой. Моя научная деятельность была посвящена замкнутым системам водоснабжения. Кстати, сфера водоснабжения и водоотведения мне интересна и сегодня. Ведь смотрите, что происходит: санитарным нормам не соответствуют 42% наземных источников воды, 32% водопроводов не имеют комплексной очистки, привозную воду используют около 700 тысяч граждан, недостаточно качественную воду потребляют около 30% населения. Появилось большое количество городов в стране, где воду из-под крана пить категорически нельзя. За 20 последних лет питьевая вода становится все хуже и хуже. Президент ставит задачу: обеспечить увеличение продолжительности жизни людей на семь лет. Я официально заявляю, что если человек будет потреблять чистую питьевую воду, то жить он будет больше не только на семь лет, но и дольше.
Вообще скажу так: сфера ЖКХ в нашей стране имеет огромный потенциал повышения эффективности и уровня жизни. По некоторым экспертным данным, он может достигать 40%. Но достичь этого можно только при условии применения наиболее эффективных технологий, притока инвестиций, привлечения высококвалифицированных кадров, владеющих информационными технологиями, развития института социального партнерства.
– Как складывалась ваша карьера дальше?
– Как только собрался защищать кандидатскую, меня вдруг р-р-р-раз! – и в партию! Избрали секретарем институтской партийной организации. Никто такого не ожидал! Преподаватели, конечно, возмущались: молодой, «неостепененный». Партком – это же была тогда третья по значимости структура в институте после ученого совета и ректората. Партком мог любому сказать: «раньше думай о Родине, а потом о себе». И этот призыв я полностью разделяю. Первое, что я сделал на партийной работе, это заставил преподавателей работать во второй половине дня.
– Разве у преподавателей был неполный рабочий день?
– У преподавателей было 48 дней отпуска. 24 дня как у всех и еще 24 им добавлялось, чтобы они после лекций занимались научной и воспитательной работой. К сожалению, научной работой они практически не занимались, да и в общежитие не ходили, со студентами не встречались. Прочитают лекцию и идут по своим делам. Стал я тогда с такими «педагогами» выяснять отношения. По молодости, наверное, я много уважаемых людей обидел. Хотя сейчас думаю, что во многом был тогда прав.
– Как вернулись обратно к профсоюзной работе?
– Партия призвала. Вызвал меня к себе секретарь Московского обкома КПСС Василий Михайлович Борисенков и говорит: «Принято решение, что вы должны перейти на работу в профсоюз…». А я ему: «За что, Василий Михайлович, что я такого сделал?». Тогда считалось, что профсоюз – это кладбище бывших партийных работников, которых туда устраивали перед выходом на пенсию. А мне-то тогда было всего 33 года! Я говорю: «Подумать можно?» А мне в ответ: «Можно. Но решение уже принято…». Вот так в 1985 году я и стал председателем Московского обкома и проработал в этой должности около четырех лет. Тогда были очень хорошие, товарищеские взаимоотношения между людьми, не то, что сейчас, тогда все было по-другому. Все мы стремились поддерживать друг друга, подставлять плечо.

«В ЖКХ работают люди, которые ­нуждаются в защите»
– Если говорить о дне сегодняшнем, то, пожалуй, вы – одна из наиболее заметных и харизматичных фигур в сфере ЖКХ: ваши острые, злободневные, но всегда очень аргументированные и яркие выступления никого не оставляют равнодушным. За долгие десятилетия руководящей работы вы нисколько не растеряли своего энтузиазма и с присущей вам энергией продолжаете решать насущные задачи и помогать людям. В чем секрет?
– Во-первых, спасибо за такую высокую оценку. Во-вторых, действительно задач в отрасли ЖКХ много, о них важно не только говорить на всех уровнях, но и своевременно решать. Потому что в ЖКХ работают люди, которые нуждаются в защите профсоюза, о них важно думать, им надо помогать. Пожалуй, нет другой такой отрасли, которая была бы так же тесно связана с удовлетворением самых насущных потребностей человека – благополучием каждого дома, каждой семьи, созданием комфортных и безопасных условий проживания.
Сфера ЖКХ – одна из самых непростых отраслей, которая, выполняя колоссальный объем работ, предоставляя множество жизненно необходимых услуг населению, всегда находится на передовой, сопровождая человека буквально на каждом этапе его жизни – от рождения до самой смерти. Такая уж специфика отрасли жизнеобеспечения! Недаром во всем мире это одна из самых уважаемых и почитаемых отраслей, а у нас все, к сожалению, с точностью до наоборот. Могу вас заверить: труд работников ЖКХ в России до сих пор недооценен, что уже само по себе является насущной задачей, которую важно и нужно решать.
– Чем еще, кроме сплочения трудовых коллективов, зани­мается ваша профсоюзная организация?
– В отличие от наших европейских коллег, которые в основном решают только один вопрос – увеличение размера заработной платы, мы с прошлых советских времен стремились сохранить самые лучшие традиции и социальные гарантии. Деятельность проф­союза жизнеобеспечения с самого начала реформирования ЖКХ направлялась на совершенствование и регулирование трудовых отношений в этой сфере, развитие социального партнерства с работодателями и органами законодательной и исполнительной власти в целях эффективного управления отраслью, повышения конкурентоспособности и квалификации работников, стабилизации их занятости и обеспечения достойного труда. Конечно, и мы добиваемся обеспечения достойного уровня зарплаты и безопасных условий труда. Почему недобросовестный частник не любит профсоюзы? Да потому что они мешают ему бессовестно эксплуатировать, воровать и обирать людей. Именно профсоюз сегодня стоит на страже трудового законодательства.
– В стране достаточно остро ставится вопрос подготовки кадров для сферы ЖКХ, профсоюз работников жизнеобеспечения предпринимает какие-то действия в этом направлении?
– Смотрите, что получается. Реформа ЖКХ у нас в стране продолжается уже скоро как 30 лет. Почему так долго? Потому что зачастую занимаются ею непрофессионалы. Другим тормозом реформ, безусловно, остается кадровый дефицит, который обусловлен низким уровнем оплаты труда, а непрестижность профессии в целом резко снижает мотивацию труда работников отрасли. Я считаю, что основными проблемами недостаточной кадровой обеспеченности предприятий жизнеобеспечения являются следующие факторы: разрушение отраслевой системы непрерывного профессионального образования и низкая профориентация школьников, отсутствие сбалансированного заказа на профессиональную подготовку кадров, а также слабое финансовое и материально-техническое обеспечение образовательных учреждений.
Сегодня доля работников с высшим профильным профессиональным образованием в сфере ЖКХ составляет всего порядка 10%, это ничтожно мало. Около 50% руководителей после получения базового образования никогда не проходили программу повышения квалификации. По данным территориальных комитетов профсоюза жизнеобеспечения, в последние годы на предприятиях ЖКХ значительно выросла доля работников пенсионного и предпенсионного возраста, а текучесть кадров превышает 30%. Молодежь в общей численности персонала составляет порядка 16–18%.
Для того чтобы в отрасль пришли молодые, толковые кадры, необходимо перестать показывать ЖКХ только в негативном свете. Нужно обязательно повышать престиж профессии. В Германии, например, самый завидный жених – парень, который возит мусор. Он делает мир чище. У японцев тоже в крови сидит – убери за собой, оставь этот мир чище, чем он был при тебе. Многие, наверное, видели на чемпионате мира по футболу, когда после матча японцы за собой убрали весь мусор на стадионе, где они сидели. Такие примеры надо показывать и воспитывать на них наших людей.
Но пока что это делается на недостаточном уровне и в нашу отрасль продолжают приходить случайные люди. Юристы и экономисты тоже, конечно, нужны, но согласитесь, что все-таки в первую очередь вопросами ЖКХ должны заниматься профильные специалисты, профессионалы своего дела, а не так называемые «эффективные менеджеры», которые сегодня, не успев прийти на работу, сразу смотрят, на чем можно денег «поднять», а остальное их мало тревожит. Эта зараза уже у многих в крови. Но ведь если смотреть на одну только прибыль, тогда и дети не нужны, и старики не нужны, и вообще не нужно, чтобы здесь кто-то жил, ведь все это будет «неэффективным расходованием средств». Так не должно быть в уважающем себя государстве. Ведь согласно Конституции России, наше государство – социальное.
Для решения кадрового вопроса в отрасли ЖКХ необходимо разработать и принять специальную государственную программу подготовки и переподготовки работников. В нее должны быть включены следующие мероприятия: обязательная инвентаризация всех региональных образовательных организаций, мониторинг потребности специалистов жилищно-коммунальной сферы для организаций ЖКХ, создание базы подготовки и переподготовки квалифицированных кадров в субъектах и муниципальных образованиях. Профориентационная работа обязательно должна проводиться в школах, колледжах и профтехучилищах.

«Нам не хватает ­Министерства ­здравого смысла»
– Ваше умение ставить вопросы по существу и говорить о недостатках прямо в глаза, ничего не скрывая, наверняка многим не нравится?
– Всякое бывает. К сожалению, в последнее время появилась какая-то особая порода управленцев, которые не умеют водить трактор, управлять самолетом и даже на велосипеде зачастую не умеют ездить. Но если их спросить: «А государством управлять сможете?» – они ответят «Могу!» мгновенно, даже не задумываясь. А я об этом молчать не хочу!
Мы еще пять лет назад заявляли, что экономический кризис в стране рукотворный. И делается он руками нерадивых чиновников. В федеральном бюджете России на плановый период 2019–2020 гг. заложена серьезная диспропорция. При планируемой доходной части этого бюджета в 15,2 трлн руб., а расходной – 16,5 трлн руб. финансирование ЖКХ установлено на уровне 0,5%. Экспертная потребность ЖКХ для нормального обеспечения жизненно необходимыми услугами сегодня составляет более 12 трлн руб., а буквально 20 лет назад эти нужды оценивались в 200 млрд рублей. Если бы в платежке было бы хотя бы 5% заложено на амортизацию, мы бы за 20 лет все трубы по всей стране поменяли бы. А сегодня все ждут, куда кривая выведет.
Газовую отрасль мы, похоже, тоже проспали. У нас до 20 взрывов газа в жилых домах в год. Почему это происходит? Люди бытовым газом обогреваются от нищеты. Тарифы за 10 лет выросли в 10 раз. У нас часто говорят: давайте на газ все переведем, а надо все на электричество давно переводить и сделать его доступным для основной части населения. Хуже всех, на мой взгляд, живут жилищники…