Александр Бородюк: Наследие чемпионата мира невозможно переоценить

В середине июля в России завершается чемпионат мира по футболу – грандиозный праздник не только спорта, но и дружбы между народами, взаимопонимания и согласия. О первых итогах мундиаля мы поговорили с заслуженным тренером России Александром Бородюком – фигурой весьма знаковой для отечественного футбола. В 1988 году в составе сборной СССР он стал Олимпийским чемпионом, десять лет возглавлял нашу сборную в качестве главного тренера.

 «Чемпионат – способ показать всем, что у нас все хорошо»

 – Александр Генрихович, вся ваша жизнь связана с футболом. Когда Россия подала заявку на проведение ЧМ-2018, вы верили в успех? Ведь у нас была неудачная заявка на проведение ЧМ-2012…

– Конечно, верил! Для всех, кто занят в футболе, кто играет в футбол, кто увлекается футболом, кто им живет – это огромное событие. Мировое первенство проводится раз в четыре года, и в истории нашей страны впервые мы получили возможность увидеть лучшие команды, лучших игроков, огромное количество гостей. Не думаю, что это можно будет повторить. Разве что лет через сто. А сейчас благодаря ЧМ-2018 мы имеем несколько отличных стадионов – современных, красивых и удобных. Отремонтированы аэропорты, появились новые дороги, гостиницы, тренировочные базы. Все это останется и будет работать после проведения мундиаля. Инфраструктура вокруг спортивных объектов в городах-участниках на высочайшем уровне! А самое главное, весь мир воочию увидит, что наша страна может проводить подобные соревнования – знаковые, самые масштабные – достойно. Миллионы людей оценили гостеприимство, доброжелательность и радушие нашего народа. В некоторых странах из нас рисуют варваров и врагов. Рассказывают о России разные небылицы. Чемпионат мира – самый действенный способ показать всем: у нас все хорошо, наслаждайтесь футболом.

– Ваша карьера начиналась еще во времена СССР. Можно ли было представить тогда, что у нас пройдет чемпионат мира?

– Сложно. Все же тогда было больше препятствий в контактах между странами. Обособленность двух политических систем сильно разобщала. Эхо «холодной войны» еще не затихло, но Олимпийские игры в Москве в 1980-м провели нормально. Уровень организации и в те годы был высочайшим. Появились новые спортивные объекты, выросла Олимпийская деревня. Все зависит от заинтересованности самых высоких руководителей государства и от тех, кто непосредственно занимается вопросами продвижения заявки на проведение подобных соревнований. Это же огромная работа, многолетняя, многоступенчатая, трудоемкая – убедить высший орган управления мирового футбола в том, что мы достойны провести чемпионат. Нам это удалось. Соперники по выдвижению других стран, конечно, сразу стали искать негатив в этой победе 2010 года, но Россия победила в той гонке честно и безукоризненно.

– Что вы испытали после оглашения результатов голосования FIFA?

– Восторг – в первую очередь. Думаю, все обрадовались. Это же была победа. Во многих городах не было и в помине той инфраструктуры, которая есть сегодня. За эти восемь лет изменилось все. Приятно посмотреть. Появилась надежда, что в стране изменится отношение к спорту, к футболу. Если руководствоваться статистикой, то до эпохального решения о проведении чемпионата мира в России мы смогли построить не так много новых стадионов, а в период подготовки к нему – сразу 12. Все это повлияет на интерес к спорту, уверен. Повторюсь, для нашей страны очень важен и международный имидж. По тому, как мы проведем чемпионат, многие будут судить о состоянии дел в нашей стране.

Полный текст можно прочитать в № 7 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2018 год